?

Log in

No account? Create an account
(no subject)
vorona
ocu1ar
Она встречала поезда,
Она надеялась на чудо.
Тянулись месяцы, года,
А принц не встретился покуда.

Мечты ей голову кружили
И выпадало всё из рук,
Ей представлялось, как бы жили
Она и принц, любимый друг.

Ей представлялось:дом, и дети,
И счастья бьющие ключи..
Она любила мысли эти,
Ах, как мечталось ей в ночи.

Казалось ей – она царевна
И поезд “Красная стрела”
Ей выдаст принца непременно,
Ведь так давно она ждала.

Но на перрон никто не выйдет
И принцы ей не по зубам.
Ведь это не Москва, не Питер.
Сибирь, короче, это. БАМ.

Шал, кет! Шал, дэт!
vorona
ocu1ar
Стариков не любят.
Вот в Казахстане орали “Шал, кет! Шал, кет!” и доорались. Начался процесс отползания местного елбасы от кормушки на расстояние срока давности. Восток – дело тонкое, уважение к старости неписаный закон, но и там, как видим, старики уже достали. Не знаю, как скоро облупится сакральность бая Назарбая, когда возникнет сначала глухое ворчание по поводу итогов правления, а потом плаха или изгнание, но то что случится нечто подобное – не сомневаюсь.
Превратится елбасы в кусок тухлой колбасы.
Если это случится до 2024 года, то наш шал (по казахски старик) будет упираться, как Иванушка на лопате бабы-Яги, но не позволит засунуть себя в горнило неизвестности, сулящей суму, тюрьму и полное каддафи. От напуганного до смерти человека трудно ожидать адекватных поступков. Катание на лошади и полёты со стерхами будут казаться нам милыми стариковскими чудачествами на фоне полного звездеца во внутренней и внешней политике. У звездеца нет краёв, а человек ко всему привыкает. То, что считалось дикостью, становится нормой. Нормой уже стало пожизненное правление, личное гиперобогощение за счёт ресурсов государства, передача власти по наследству, растаптывание основ Конституции, судейско-правовое беззаконие и прочие прелести правления нашего старика.
Сегодня за призыв “Старик, уходи!” – можно отдать годовую зарплату или полмесяца ничего не зарабатывать в тюрьме.
А несколько лет назад, на это бы никто не обратил внимание, доказательством чему фото под постом, которое я лично сделал в Москве, находясь в окружении огромного количества ментов в тулупах и ментёнышей, молодых задротов без лычек, совсем уж в каких-то ватниках, чуть ли не зипунах.
Старики во власти отвратительны. Они таращат в монитор свои выцветшие глаза, пытаются пробить деменцию хоть какой-то мыслью, но сквозь лупу всё равно не видно текста. Только картинки. Как в добукварную эпоху. Дальше только слюни и памперсы.
И эти старики запрещают нам ковырять в носу!?
Дед, уходи! Дед, уходи! Death, uhodi! Шал, кет! Шал, дэт! Масдон Маздай!



Pro гигиену.
vorona
ocu1ar
Вчера весь день отходил.
А всё оттого, что накануне встречался с чемпионом мира по литрболу Александром Новиковым, старинным своим приятелем.
Это было не соревнование, боже упаси состязаться с монстром алкопотребления, так – показательные разминочные выступления.
Встреча, для аутентичности, была назначена в чебуречной “Дружба”.
Предсказуемая закуска, стоячие места, суровая творческая атмосфера, создаваемая пьяными мужчинами со скромными доходами, всё это поспособствовало тому, что я принял на грудь полкило водки и четыре чебурека, а Александр ста грамм не дотянул до литра. Чебуреки, отправленные им вдогонку почти литру “Косогорова”, я уже не считал.
Есть! Есть ещё мужчины в русских селениях. Мне только крякать приходится от восхищения и лёгкой зависти.
После, это уж как положено, бредя к “Белорусской”по Садовому, мы продолжили беседу о путях мироздания и попутно перемыли косточки всем своим знакомым. По дороге выяснилось, что Шура осиротел, родители умерли, у меня тоже родители умерли и так нам стало жалко себя, что у самой Белорусской ноги привели нас к винному прилавку “Магнолии”. За родителей пили уже в KFC под ведро с острыми крыльями. В самый разгар веселья (грусти) в заведение вошёл бомж. Он обвёл взглядом все столики, повстречался глазами с Новиковым и решительно направился к нам. Его появление уже было как взрыв хлопушки – он наполнил помещение конфетти из таких запахов, что у людей даже не дальних подступах кусок полез обратно из горла. Завязалась беседа. Шура Новиков с интересом стал слушать рассказ о нелёгкой человеческой судьбе. Меня хватило секунд на сорок. Все запахи мира сконцентрировались в одном месте. Они были ингредиентами, лёгким дополнением к основному, так сказать, блюду. Основным, в этом феерическом коктейле, была моча. С ведром куриных конечностей и остатками коньяка я рванул в подвальный этаж. Спустя какое-то время ко мне спустился Шура.
- Сергей, а напиши ка ты стих о нелёгкой судьбе одинокого человека без определённого места жительства, - произнёс Александр.
А и то. Чёж не написать. Увековечу нашу встречу.

Зашёл в аптеку за настойкой,
Вонищей распугал весь зал,
Вокзал давно мне служит койкой,
Я с прошлой жизнью завязал.


Впитались запахи помоек,
Канализаций, теплотрасс,
Я всех, кто к запахам нестоек,
В столбняк ввожу почти на раз.

Сую рубли в проём окошка
Своей со струпьями рукой,
Кривится сразу, мандавошка,
Боится видно, невперво-ой..

Вот пузырёк опять со мною
И снова денег не берут.
А сами руки, блин, не моют,
Когда поссут или посрут.

(no subject)
vorona
ocu1ar
-  А времени нет на раскачку!  -
Сказал в восемнадцатый раз
Приземистый, с ботоксной пачкой,
Один пожилой человек.

- Прорыв нужен срочно, а лучше
Скачок или бысрый подъём!
Мы в жопе всё глубже и глубже,
Не знаю докуда дойдём.

Гребу я, гребу на галере
И только казалось нагрёб,
Тут кризис, как в СССРе
Случился, ну мать его так!

Враги нам устроили козни,
Мешают к вершинам идти,
На трассах рассыпали гвозди,
Сбивают, собаки, с пути.

Устроили, сволочи, качку
И вся закачалась страна,
Стоим уже все враскорячку,
Ещё раз качнёмся – хана!

Года пролетали как птицы,
Всё так же один старичок,
Листая доклада страницы
Бубнил про какой-то скачок.

 

(no subject)
vorona
ocu1ar

В жизни всё надо попробовать, говорил мой отец открывая бутылку Солнцедара.
Вот и я думаю, сколько оно там осталось, вдруг не успею чего. Сидел и думал - что я не успел такого попробовать сделать, за исключением совсем уж экстравагантного или противного моему характеру. Деревья сажал, дома строил, сына вот тоже пытался несколько раз к лопате приставить, правда безуспешно, но нужно что-то необычное и не совсем мне характерное и обязательно хайповое. Чуть не написал хипповое, потому что это выражение я тоже застал и даже им пользовался во времена клешёных полосатых брюк.

И вот наконец придумал.

Я ни разу котиков не постил.

А кошка у меня есть.

Принесла её однажды невестка, пусть немного поживёт мол, а то мы уезжаем и покормить некому.

Так вот и кормим её уже несколько лет.

Нет, ничего плохого я сказать про кошку не могу, потому что привык и даже полюбил её.

Хотя эта любовь далась мне трудно, было много испытаний и проверок на прочность.

Начнём с того, что у меня аллергия на кошек. Стоит дотронуться – пиши пропало. А если той же рукой коснуться лица или потереть глаз – можно отправлять в массовку фильмов про зомби или вампиров. Я мог бы без грима сыграть, (впервые в мире кстати, если чо копирайт мой), чихающего зомбака.

Но вернёмся, дорогой читатель, к кошке. Когда смотрю на это нежное существо, язык не поворачивается назвать эту принцессу грубым словом – кошка. В прежней семье её называли Мая, по паспорту она и вовсе Esienia Crispouss, а я её как только увидел назвал тётей Котей и никак по другому. Так и прижилось, Котя и Котя.

Котя эта, будучи девочкой-подростком, имела всесьма игривый характер. Гонялась за всем, что только увидит. Однажды она увидела большую жирную муху, наглую, неуловимую и погналась за ней. Муха долго изводила её, пока сама не устала и не присела на москитную сетку отдышаться. Лето, солнце, восьмой этаж.

Котя, тогда ещё Есения-Мая, как лев стала готовиться к прыжку, приседая и извиваясь худой задницей в нервном напряжении. Муха нагло ухмылялась. Молодая особа голубых кровей не смогла стерпеть такого хамства и...

прыгнула.

Если бы этот полёт на ковре-самолёте видели бы её дедушки Купидон и Еремей, папа Лексус и мама Блосум, с ними бы точно приключился сердечный приступ. Нежное существо, ни разу не выходившее на улицу, в этот пугающий, жестокий мир московского двора, наполненного неведомыми запахами, невиданными приключениями, страшными опасностями, этот мир приближался со скоростью чуть меньшей, чем 9,780 м/с².

Так с этой сеткой в когтях она первый и единственный раз оказалась в другом мире. В мире летнего, московского пыльного двора.

А могла бы посетить другой мир. Мир кошачьего рая, где текут молочные реки, вискасные берега, а на деревьях растёт Royal Cannin Regular Sterilised 7+.

Но не повезло.))

Выжила.

Правда стала глухая и утратила напрочь охоту гоняться за чем либо. Сколько раз пытался её раздразнить лазерной указкой, клубком ниток - всё мимо. Ленточкой только когда уж совсем по носу проводишь, лениво лапкой смахивает – что за напасть де с этими невоспитанными подателями корма, которым я иногда позволяю себя обнимать и гладить. Фи-и!

Котя стерилизована и кроме гастрономического разврата ей никакой другой разврат не знаком. Да и с последней отрадой, со временем, дела обстоят всё хуже и хуже.

Возраст. Многое уже себе позволить она не может – давление, замедленный обмен веществ, шлаки и прочие бяки. Как говорится – девушка была пожила.

Боже, как я её понимаю! Бедная, бедная...

Да я и сам такой, хочется крикнуть ей, мне тоже уже многое нельзя!

И если я себе позволяю лишнее, то мне потом долго лететь на ковре-самолёте, и неизвестно где суждено приземлиться.

То ли в раю, с реками полнымиChateau Cheval Blanc, озёрами чёрного кубинского рома, ручейками с серебряной текилой и лужицами после дождя из других превосходных дистиллятов ручного, допустим, производства. То ли в аду, в 1975 году, в очереди магазина Вино-воды, в толпе  грешников с помятыми лицами, которые смотрят на часы, а одиннадцать никогда не наступает. И никогда не наступит.

Когда светит солнце – глаза у Коти голубые-голубые. Но когда наступают вечер и сумерки, глаза заполняются тёмным шоколадом, которым она таращится на тебя вопросительно из темноты. Глаз так устроен – тёмный зрачок в ореоле радужки дивной синевы.

Самая главная черта её характера – нежность.

Нежности мало кому хватает. Нежности мало кому достаётся. Нежность – хрупкая субстанция, она может разрушиться в одну секунду даже от громкого звука.

Но, повторюсь, громкие звуки моей красавице неведомы, как неведомы любые другие. Вернее, она про них давно забыла. Из-за этой проклятой нежности, которой она наполняет пространство квартиры, её совсем невозможно наказывать. Даже если замахнуться на неё – она не отвернётся, не присядет на задние лапки,  не зажмурит свои голубые глаза, она не сделает ничего, что давно сделал бы я, испугавшись. Ударить её, это всё равно что ударить грудного ребёнка, когда он тебе приветливо улыбается. Просто невозможно такого представить.

Строгое воспитание и порода не позволяют ей совершать проступки за которые наказывают обычных кошек. Самой страшное, что она может совершить, это запрыгнуть на стул и медленно тянуться носом к тарелке с чем-то уж совсем сногсшибательным по её разумению. Но не более того.

Аллергия куда-то подевалась, к Коте я привык, силикагелевые шарики наполнителя иногда попадающие в ботинок – не раздражают.

Плохо только от осознания, что счастье не долговечно. Котя немолода. Да и я не молод. Расставаться придётся.

Страшно даже подумать что Нежность может исчезнуть.

И если повезёт, и появится другая нежность, то это будет уже совсем не та.

Это будет другая. Совсем другая.

С маленькой буквы.




(no subject)
vorona
ocu1ar
Стихов моих чудесных строки
Никчёмным девам не нужны,
Им выбить денег моих крохи
Или залезть ко мне в штаны.

Им не нужны мои напевы
И слов волшебных перелив,
Мной между ног елозят девы,
Я в деле этом терпелив.

Я им всю душу изливаю,
С высоким их соприкосну,
Они же мной постель взбивают
И в бок толкают, как усну.

Грубы царевны-несмеяны,
А я – Поэт, а не сверчок!!!
Когда читаю, постоянно
Твердят мне: - Хватит, дурачок.

А я ранимый, тонкий, чуткий,
Моей души им не понять,
Они черствы как … как… как...
пр-р-р-роститутки!
(пиздец, сорвался нахуй, блять)

Pro SUP
vorona
ocu1ar
Съел тарелку грибного супа и так стало хорошо, что захотелось выпить.
Суп – чудо просто! Белые сушеные грибы придали бульону такой сказочный аромат, что все русские народные сказки промелькнули в мозгу за секунду. Чёрт знает что такое содержится в белых грибах, но я это ни на какой кокаин не променяю. Нюхал бы и нюхал. Вдыхал бы и вдыхал, пока готовится, истекая слюной, как пёс на рублёвской помойке.

Всё может надоесть: омары, креветки, чёрная икра, бастурма, мастурба, но только не блюда из крепеньких, молоденьких, свежих или засушенных, а потом замоченных белых грибов. Уверен, если бы зюскиндский парфюмер добавил в своё творение пару молекул выжимки из белого гриба, он таки бы покорил весь мир.

Захотелось выпить – пей!
Ага, а если дома пусто – что делать?
Полез скрести по сусекам, по антресолям, по полочным закоулкам и нашёл наконец четвертинку белой. Тут же скрутил ей башку и дал горниста. Половину отпил, остальное – в морозилку.
Дай думаю, новости почитаю.
Открыл – и ржу от одних только заголовков. Написанных как крупным шрифтом, так и мелким.
Восьмое марта близко-близко...
Пойду, допью что ли.

Only You.
vorona
ocu1ar
То ли ждут уста блина,
То ли водки хочется?
Вот и к смерти Сталина
В интернетах дрочится.
Что нам север, что нам юг,
Ведь в Москве мы вроде же,
Нет родная – only you,
Нафиг эти Prodigy.
Что мне дела до кривляк.
Подь сюды скорее, ляг...

Про клятву и присягу.
vorona
ocu1ar

В связи с приближающимся салютом в честь празднования 23 февраля, вспомнился текст воинской присяги, которую я тоже когда-то давал.

Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооружённых Сил, принимаю Присягу и торжественно клянусь: быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество, и до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Советскому Правительству. Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины – Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооружённых Сил, я клянусь защищать её мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами. Если же я нарушу мою торжественную клятву, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение советского народа.

Пришла на ум парадоксальная мысль: те кто, наиболее подло и коварно нарушил текст этой присяги живут нынче припеваючи, а те кто продолжает, чаще всего на кухне, исполнять свой интернациональный долг перед телевизором – полная им противоположность.

Возьмём к примеру Медведева Дмитрия Анатольевича. Вот защищал бы он, скажем, мужественно и умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни Союз Советских и Социалистически Республик – хрен бы он тогда смог позволить себе самую свежую импортную продукцию кооператива Яблоко. И домишка с уточками у него бы не было. Про его начальника я и не говорю. Там как в анекдоте: если у него все дружки-приятели долларовые миллиардеры, то сколько же смог украсть он?

Нарушившие клятву верности на каждом углу заявляют, что они ненавидят предательство и предателей. Но сами они по сути предатели каких свет не видел.

Оставшийся кое-где, чаще всего в провинции, “cоветский народ” отчего-то не хочет, как сказано в присяге,  ненавидеть именно их и выказывать им своё презрение. Напротив, они ненавидят и презирают противников сопротивляющихся клятвопреступникам. Причём иногда так люто, что кажется порой, что это именно они  – обладатели айфонов последней модели, дворцов, заграничной недвижимости записанной на тёщу и очень боятся всё это потерять.

Продолжая свою парадоксальную мысль, замечу, что те, кто давно когда-то нарушил клятву верности Социализму, открыто об этом заявил, задолго до того, как предатели-ренегаты провалили своё коммунистическое дело – стали героями.

В их честь стали называть улицы и площади.

Площадь Сахарова, к примеру.

Или вот – ул. Александра Солженицына.

Умные люди.

Не то что Сечин, допустим.

Он в Коммунистическую партию Советского Союза вступил в 1990 году! В девяностом!!! ДБЛ БЛД!

И тут же, скотина, предал “идеалы.

А начальник его ещё говорит, что ненавидит предателей.

ПЗДБ БЛД!

Что бы такое сказать, чтобы складно закруглиться?

Товарищи дорогие! Господа!

Предавайте как можно раньше родное начальство-государство. Предавайте, когда это делать трудно и опасно, а не тогда, когда тебе за это уже ничего не будет и по телевизору вам рассказали про то, про что вы не знали».

И возможно в честь вас назовут какую-нибудь улицу.

По которой пойдут свободные, широкой души, светлые, улыбающиеся люди.

Вслед которым, пожилой, некрасивый человек со злобной гримасой прошипит:

-  У-у-уу, Путина на вас нет...


(no subject)
vorona
ocu1ar
Он в парк ходил снимать девчонок,
Но полон парк таких дерев,
Что пронимала до печёнок
Их красота, никак не дев.

Случилось так, что он влюбился
В одну шикарнейшую ель,
Об землю лбом пред нею бился,
Чтоб разделила с ним постель.

Но ель стояла непреклонна,
Играя хвоей на ветру,
Ствол как нога был, как колонна
Он снизу вверх смотрел во тьму

И представлял себе такое,
Что есть всегда в конце, у ног,
Такое Оле бы Лукойе
Во сне представить бы не смог.

Любовь, любовь... бывало всяко,
К чему товарища винить,
Мила кому-то кулебяка,
А кто и ель смог полюбить.